21.08.2018

Блохи в банке, или Чудо обучения

Видеоролик с блохами в банке многие видели и многие восприняли внушённую им мысль о глупых бедных блохах, которым теперь никогда не вырваться на свободу. Но давайте не будем верить сразу авторитетному мужскому голосу и посмотрим на этот эксперимент немного иначе.

Итак, нам дано: некое количество блох, которых выпускают из очень маленькой коробочки (неизвестно, кстати, сколько они в ней просидели) в большую банку. Банку закрывают крышкой и оставляют на три дня. Через три дня блохи «не могут» выпрыгнуть из банки.

Во мне этот небольшой эксперимент вызывает ощущение абсолютного чуда! За три дня все блохи (блохи, Карл!!!) научаются не стучаться своей крошечной башкой о крышку банки! Т. е. из любого места огромного для них пространства рассчитывать траекторию своих безумных прыжков так, чтобы зря не биться головой о крышку! На мой взгляд, это чрезвычайно сложная двигательная задача, особенно если учесть размеры самой блохи и её мозга, поскольку прыжок может начаться из любого места банки и нужно каким-то образом рассчитать его так, чтобы соблюсти введённые ограничения.

Что здесь особенно хочется подчеркнуть: блохи могут прыгнуть из любого места банки в любом направлении и при этом соблюсти предложенные ограничения, т.е. каким-то образом предвидеть и рассчитать траекторию прыжков. Очевидно, что это не простое рефлекторное действие, а активное решение двигательной задачи.

Что должно было произойти в мозгах блох за эти три дня?

  1. Анализ ситуации: есть крышка и стенки, дальше них не прыгнешь.
  2. Решение: не биться головой о стену. Это уже выявленная двигательная задача.
  3. Накопление опыта: что надо сделать, чтобы не биться головой о стену.
  4. Накопление опыта: как, с помощью каких двигательных ресурсов это надо сделать.

Однако мы это всё пропускаем и видим то, что первым бросается в глаза: мощный устойчивый «рефлекс». Слово «рефлекс» здесь взято в кавычки, потому что то, что на первый взгляд кажется рефлексом, на самом деле им не является. Н. А. Бернштейн, изучая самые простые автоматические навыки, вроде ходьбы или удара молотком, обнаружил их сложную внутреннюю организацию и невероятную изменчивость. Выяснилось, например, что даже шаг по ровному полу выглядит одинаковым только потому, что изнутри его формула всё время незаметно меняется и подстраивается под внешнюю ситуацию. Подобное видение в корне меняет наши представления о движении, о том, как мозг им управляет, и о том, как мы учимся.

«Было бы ошибочным думать, что перечисленные микроэтапы перехода от ситуации к действию присущи только активности высокоорганизованных нервных систем. Те же этапы также имеют место и в таких примитивнейших действиях, как, например, охота хищной рыбы за живой добычей. Здесь налицо и ситуация, воспринимаемая в нужной форме и мере, и двигательная задача, и программа ее решения. Как именно кодируется то и другое в нервных приборах хищной рыбы или летучей мыши, нам совершенно неизвестно, но бесспорно, что для их действенности не нужны ни сознательность, ни особенно высокая нервная организация.» (Бернштейн Н. А. «Пути и задачи физиологии активности».)

В заключение хочу сказать, что не верю авторитетному мужскому голосу за кадром также и в том, что теперь ни эти блохи, ни их потомки не смогут выпрыгнуть за пределы банки. Если оставить банку открытой, через три дня ни одной блохи в ней не останется просто потому, что в любые, самые хорошие решения закрадываются ошибки, и сначала по ошибке, а потом и вследствие опыта блохи из банки выпрыгнут. Спорим?

Удачи в практике!
Наталья Королёва