Что такое хорошая осанка?

Любая осанка приемлема, если она не противоречит закону природы, состоящему в том, что скелет должен противодействовать силе тяготения, оставляя мышцы свободными для движений. Боль, подрывающая надежность тела и собственного «я», — основная причина отклонений от идеальной осанки. При неправильной осанке мышцы выполняют часть работы костей. Чтобы исправить осанку, важно понять, что исказило реакцию нервной системы на гравитацию, к которой каждая часть всей системы приспосабливалась на всем протяжении существования человека. Отрывок из книги: Фельденкрайз М. «Осознавание через движение».

Стоять правильно не значит стоять прямо

«Сиди прямо!», «Стой прямо!» — эти окрики мы часто слышим от матерей, учителей и других людей, дающих нам эти указания с благой целью и полной верой в свои слова. Если вы спросите их, как человеку стоять или сидеть прямо, они ответят: «Что вы имеете в виду? Вы что, не знаете, что значит «прямо»? Прямо — это прямо!»

Некоторые люди действительно стоят и ходят выпрямившись, распрямив спину и высоко подняв голову. Их осанка, конечно же, отражает смысл словосочетания «стоять прямо».

Если вы понаблюдаете за ребенком или подростком, которому сказали сидеть или стоять прямо, вам будет очевидно, что он согласился, что он как-то неправильно обращается со своим телом, и сразу старается выпрямить спину или поднять голову. Делая это, он полагает, что добился этим правильной осанки; но он не может поддерживать это «правильное» положение, не прилагая постоянных усилий. Как только его внимание отвлекается на какую-нибудь необходимую или интересную деятельность, он снова возвращается к своей первоначальной позе.

Совершенно очевидно, что он не будет стараться «держаться прямо» до тех пор, пока снова не получит напоминания или же пока он сам не вспомнит, что забыл об этом указании.

Слово «прямо» означает «вертикально»

Когда мы говорим «стоять прямо», мы почти всегда имеем в виду «вертикально». Однако если мы посмотрим на идеальный скелет, созданный знаменитым анатомом Альбинусом, мы найдем лишь два небольших участка, имеющих более или менее вертикальное положение: верхние позвонки шеи и позвонки между грудью и бедрами. Больше ни одна кость из всего скелета не занимает строго вертикальное положение (хотя кости рук иногда держатся вертикально). Таким образом, говоря «прямо», мы, по-видимому, имеем в виду что-то другое, и у нас нет ясного представления, что значит это слово в данном случае.

«Прямо» — эстетическое понятие

Слово «прямо» обманчиво, оно не выражает того, что имеется в виду, того, чего мы ожидаем и что видим после исправления осанки. Под этим словом подразумевается чисто эстетическое представление об осанке, и как таковое оно неполезно и неточно и никак не может служить критерием для исправления ошибок.

Геометрический смысл «прямизны» также не раскрывает сути, поскольку он статичен. Чтобы называть часть тела прямой и соответствовать геометрическому понятию слова, нужно держать тело или его часть неподвижно, в одном и том же положении.

Чтобы оценить, насколько мало принятое понятие «прямизны» соответствует правильной осанке, достаточно представить себе человека, который повредил спину и не может ее выпрямить. Как ему сидеть или стоять? Может ли такой человек использовать свое тело правильно, эффективно и изящно? Многие калеки в этом отношении превосходят здоровых людей. Есть люди, перенесшие значительные повреждения костной структуры, но при этом сохранившие удивительную четкость, элегантность и силу своих движений. При этом понятие «прямизны» к ним совершенно не применимо.

Скелет, мышцы и гравитация

Из этого следует, что любая осанка приемлема, если она не противоречит закону природы, состоящему в том, что скелет должен противодействовать силе тяготения, оставляя мышцы свободными для движений. Нервная система и структура скелета развиваются вместе под влиянием земного притяжения таким образом, что скелет поддерживает тело в поле гравитации, не расходуя энергию. Если же мышцам приходится выполнять работу скелета, они не только бесполезно расходуют энергию, но и отвлекаются от выполнения своей основной функции — изменения положения тела, то есть движения.

При неправильной осанке мышцы выполняют часть работы костей. Чтобы исправить осанку, важно понять, что исказило реакцию нервной системы на гравитацию, к которой каждая часть всей системы приспосабливалась на всем протяжении существования человека.

Чтобы понять это на практике, мы должны рассмотреть и прояснить вышеприведенные идеи. Прежде всего посмотрим, какова правильная реакция тела на силу тяготения.

Релаксация: определение, которое часто понимают неправильно

Рассмотрим нижнюю челюсть. Большинство людей держат рот закрытым, если не разговаривают, не едят или не делают им что-либо другое. Что же удерживает нижнюю челюсть прижатой к верхней челюсти? Если бы столь модная сейчас релаксация являлась корректным определением, нижняя челюсть должна была бы свободно висеть, а рот — оставаться широко открытым. Между тем такое предельное состояние расслабления встречается только у идиотов от рождения или в случаях паралича.

Важно понять, каким образом столь важная часть тела, как челюсть, может постоянно поддерживаться мышцами, непрерывно работающими, пока мы бодрствуем, — но при этом мы совершенно не чувствуем, что мы что-то делаем для поддержания челюсти. Более того, чтобы дать нижней челюсти свободно опуститься, мы должны научиться расслаблять соответствующие мышцы. Если вы попробуете расслабить мышцы нижней челюсти до такой степени, чтобы ее собственный вес полностью открыл рот, вы обнаружите, что это нелегко сделать. Когда же это вам удастся, вы обнаружите, что одновременно изменилось выражение вашего лица и глаз. Скорее всего, в результате этого эксперимента вы решите, что обычно ваша нижняя челюсть прижата слишком сильно.

Возможно также, что вы обнаружите причины этого излишнего напряжения. Понаблюдайте за возвращением напряжения после того, как вы расслабили челюсть, и в конце концов вы увидите, как бесконечно мало людей знают о своих собственных силах и о себе в целом.

Результаты этого маленького эксперимента могут оказаться важными для чувствительного человека, возможно, даже более важными, чем его бизнес, ведь он сможет увеличить свою продуктивность, когда обнаружит, что именно уменьшает эффективность всей его деятельности.

Человек не осознает действия мышц, противостоящих гравитации

Нижняя челюсть — не единственная часть тела, которая не падает так низко, как могла бы. Голова в целом также не падает вперед. Центр ее тяжести смещен намного вперед относительно точки, в которой она крепится к позвоночнику (приблизительно между ушами), поскольку лицо и передняя часть черепа тяжелее, чем задняя часть головы. Несмотря на такую структуру, голова не падает вперед, так что, очевидно, в системе должна быть некоторая структура, которая держит ее поднятой.

Если мы полностью расслабим задние мышцы шеи, голова упадет в наинизшую позицию, так что подбородок упадет на грудь. Когда же мы держим эти мышцы сокращенными, не позволяя голове упасть, мы не осознаем этих усилий.

Если вы пощупаете икроножную мышцу (сзади нижней части ноги, примерно посередине), когда стоите, вы обнаружите, что она сильно напряжена. Если бы эти мышцы полностью расслабились, тело упало бы вперед. При хорошей осанке кости голени находятся под небольшим углом к вертикали, и напряжение икр удерживает тело от падения вперед.

Мы не знаем, как стоим

Таким образом, мы не осознаем усилий мышц, противодействующих гравитации. Мы начинаем чувствовать их только тогда, когда сознательно расслабляем или напрягаем их, то есть когда мы полностью осознаем, что влияем на эти изменения. Между совершением сознательных движений в этих мышцах присутствует постоянное напряжение, и наши ощущения его не фиксируют. Этим процессом руководят электрические импульсы, исходящие из разных мест нервной системы. Одна группа импульсов проводит сознательные действия, другая приводит в напряжение антигравитационные мышцы, уравновешивающие тело.

Вертикальное положение тела поддерживается древней частью нервной системы

Изучение конечностей, плеч, глаз, век и прочих частей тела показывает, что их мышцы постоянно работают, однако мы не замечаем эту работу и она не является результатом сознательных усилий. Многие ли люди, например, осознают, что их веки подняты, и могут почувствовать их вес? Этот вес ощущается только в моменты между бодрствованием и сном, когда становится трудно держать глаза открытыми и для этого требуется прикладывать усилия. Пока мы стоим, веки не падают, несмотря на свой вес. Вертикальное положение тела и все, что с ним связано, контролируется специальным отделом нервной системы, выполняющим весьма сложную работу, лишь слабые отголоски которой проникают в наше сознание. Этот отдел — древнейший в эволюции человеческого вида; он без сомнения древнее системы, отвечающей за сознательные движения, и физически находится ниже нее.

Связь между инстинктом и намерением

Из этого следует, что хорошая осанка должна быть доступна каждому человеку, рожденному без значительных дефектов. Если организация этой осанки выполняется системой, действующей автоматически, независимо от воли индивида, значит все люди должны были бы стоять одинаково, так же, как одинаково стоят все кошки и одинаково летают воробьи.

На деле же все и проще и сложнее, чем кажется на первый взгляд. Мы часто думаем, что инстинкт — это нечто совершенно отличное от знания и понимания. Мы полагаем, что пчела, паук или же другие инженеры животного мира автоматически, безо всякого обучения, выполняют то, для чего нам нужен мозг, сознание и воля и что требует детального обучения. Это верно лишь отчасти. Даже инстинкт действует не полностью автоматически, а наши сознательные действия не полностью отделены от инстинкта.

Человеческая способность к обучению заменяет инстинкт животных

Человеческие инстинкты, по сравнению с инстинктами животных, значительно ослабли. Не каждый ребенок в момент рождения начинает дышать, и иногда, чтобы заставить ребенка дышать, требуются значительные усилия. То же относится и к сосанию: многих младенцев приходится поощрять и стимулировать, прежде чем возникнет первый порыв и возможность удовлетворить эту жизненную потребность. Человек не располагает ясными и безошибочными инстинктами, которые могли бы руководить им при ходьбе и других движениях, даже при половом акте. С другой стороны, его способность к обучению значительно превосходит эту способность у всех прочих живых существ. Более сильные инстинкты животных не дают им возможности отказаться или сопротивляться навязываемому ими действию, поэтому очевидно, что изменения в инстинктивном действии достигаются с трудом и не удерживаются надолго.

Таким образом, способность к обучению, то есть нахождение новых реакций на знакомые раздражители, — это специфическая черта человека. Она заменяет ему могущественные инстинкты, которые с трудом допускают даже малейшие изменения.

Человек учится в основном на своем опыте, животные опираются на опыт вида

Способность говорить может послужить хорошим примером, чтобы понять наши прочие функции. Каждый ребенок, если он не связан значительными врожденными дефектами, обладает необходимым костно-мышечным и нервным аппаратом, дающим ему возможность научиться говорить, слыша звуки и подражая им. Животные же, обладающие сильными инстинктами, не слишком нуждаются в обучении. Их исполнительные механизмы почти с самого рождения связаны с управляющими механизмами нервной системы. Связи в нервной системе предопределены, и необходим лишь минимум опыта, чтобы навсегда запечатлеть определенную функцию.

Соловей поет одну и ту же песню в Японии и в Мексике (может быть, это не совсем точный пример с научной точки зрения, но приемлемый для наших целей). Пчелы одинаково строят ульи, где бы они ни жили; любое животное, в котором течет кровь собаки, будет лаять, даже если в нем есть примесь волчьей или шакальей крови.

У человека же нет паттерна речи, заложенного от рождения; речь развивается как анатомически, так и функционально: ребенок будет говорить по-китайски, если он растет в Китае, или же на другом языке, на котором говорят вокруг него. Где бы он ни находился, он должен посредством опыта образовывать связи между определенными клетками нервной системы, активирующими мышцы, посредством которых он говорит.

В начале эти клетки обладают только способностью свободно устанавливать те комбинации паттернов, которые предлагает опыт. Эти паттерны, созданные опытом индивида, но не коллективным опытом человеческой расы, существуют лишь до той поры, пока они поддерживаются опытом. Даже родной язык может быть забыт, а другой выучить не так уж трудно.

Индивидуальный опыт

Однако именно первые попытки обучения речи имеют наибольшее влияние на развитие рта и относительную силу голосовых связок. Более поздние попытки овладения другим языком будут уже нести на себе влияние первого обучения, и овладеть новыми формами будет сложнее. Изучение нового языка также усложняется, так как существующие, уже установленные формы речи препятствуют новым комбинациям движений мышц рта и глотки, потому что они уже обрели тенденцию автоматически следовать освоенным ранее паттернам.

Человеческая способность приспосабливаться

Эти наблюдения помогут нам понять, почему осанка при стоянии и ходьбе так сильно различается у разных людей, хотя ими управляет часть мозга, функция которой ближе к инстинктивным, чем к сознательным действиям.

Вертикальная осанка, как и речь, не имеет готовых связей в клетках нервной системы, хотя ходить мы учимся раньше, чем говорить. Благодаря этой функции человек приспосабливается к окружающей среде более свободно, чем некоторые стадные животные, которые, например, могут ходить, бегать, падать и снова вставать буквально с первых минут своего рождения вне зависимости от местности, в которой рождаются. Функции, заложенные и закрепленные с рождения, демонстрируют лишь небольшие изменения, в то время как для человека изменения закономерны, поскольку все функции развиваются благодаря личному опыту индивида.

Динамические аспекты осанки

Если мы рассматриваем осанку при стоянии и сидении как статичные состояния, то очень трудно описать их таким образом, чтобы была видна возможность для улучшения. Если же мы хотим добиться улучшений, мы должны изучить их динамические аспекты. С динамической точки зрения любая устойчивая поза — это одна из ряда позиций, составляющих движение. Двигаясь из одной стороны в другую, маятник проходит точку равновесия с большой скоростью. Если же он будет остановлен в этой точке, то в ней он и останется, пока к нему не будет приложена внешняя сила. Для поддержания такой устойчивой позиции не требуется энергия. Когда человек ходит, встает, садится, его тело так же время от времени проходит устойчивую вертикальную позицию, не требующую энергии. Однако если движения не вполне приспособлены к силе притяжения, прохождение тела через устойчивые положения не ощущается ясно и мышцы продолжают выполнять излишнюю работу.

Для того чтобы поддерживать осанку в положениях стоя и сидя, которые являются устойчивыми положениями, не нужно прикладывать усилия. В таком устойчивом состоянии требуется лишь минимум энергии, чтобы начать любое движение и, следовательно, чтобы оставаться в покое, не требуется энергии вообще.

Автоматическое и сознательное управление

Большинство теоретических и практических трудностей исчезает, если уделить должно внимание тому факту, что мышцы, способные отзываться на сознательное управление, реагируют также и на команды другой, бессознательной части нервной системы. В обычных условиях автоматический контроль преобладает, хотя сознательное управление может появиться в любой момент. Когда требуется самая быстрая реакция, например, когда возникает опасность падения или внезапная угроза для жизни, автоматическая реакция срабатывает быстрее, чем мы понимаем, что случилось. Достаточно поскользнуться на банановой кожуре, чтобы убедиться, что наше тело восстановит равновесие «само собой». Это рефлекторное движение, которое системой сознательного управления даже не осознается.

Мы чувствуем устойчивость положения благодаря кинестетическим ощущениям мышц. Если управление мышцами осуществляется только сознательно, значит мы находимся в устойчивом положении; если управление переходит к автоматической системе и сознательный контроль на мгновение прекращается, значит положение перестало быть устойчивым. Сознательное управление возвратится, как только автоматическая система вернет тело в устойчивое положение.

Причина искажения ощущений

Все, что уменьшает чувствительность способности различать, замедляет реакции на раздражители. Осанка начинает исправляться, только если ее отклонение от устойчивого положения значительно, то есть когда исправление требует быстрой реакции и значительных усилий. Это еще сильнее уменьшает тонкое осознавание изменений, и вся система действий и их контроля становится более грубой. В конце концов возникают существенные сбои в управлении и даже повреждения системы.

Одна из причин возникновения таких отклонений — боль физического или эмоционального происхождения. Боль, подрывающая надежность тела и собственного «я», — основная причина отклонений от идеальной осанки. Боль такого рода уменьшает ценность индивида в его собственных глазах. Возникает нервное напряжение, которое еще больше уменьшает чувствительность, так что мы перестаем замечать даже значительные отклонения от идеальной позиции, и мышцы напрягаются, хотя индивид не замечает собственных усилий. Контроль над тела может быть искажен до такой степени, что мы думаем, будто ничего не делаем, а в действительности без необходимости напрягаем мышцы.

Чувствительность при сознательном действии

Разумно предположить, что если нам нужно увеличить степень осознавания мышечных усилий в результате сознательных действий, мы должны научиться также распознавать мышечные усилия, которые в результате привычки обычно ускользают от нашего сознательного ума. Если мы сумеем освободиться от этих излишних напряжений, мы с большой ясностью ощутим идеальное устойчивое положение. Мы сможем вернуться к той стадии, когда исчезают сознательные мышечные усилия, поддерживающие равновесие, поскольку оно полностью обеспечивается древней частью нервной системы, так что сможем находить для себя наилучшие положения, согласованные с унаследованным нами физическим строением.

Динамика равновесия

Вернемся к динамическому взгляду на физическую устойчивость, чтобы извлечь для себя как можно больше. Мы знаем, что для маятника наиболее устойчивая позиция — это середина его пути, где сила гравитации удерживает его в идеально вертикальном положении. Сила, выводящая маятник из равновесия, постепенно расходуется на трение, так что размах движения становится все меньше, пока маятник не остановится в положении равновесия; из этого положения его можно вывести с минимумом усилий, приложенных в любом направлении, кроме вертикального. Это справедливо и для любого тела, находящегося в состоянии равновесия. Так, например, вершина пряморастущего дерева раскачивается в любом направлении, в котором дует ветер. Точно так же хорошая вертикальная осанка — та, из которой тело с минимумом мышечных усилий может двигаться в любом желаемом направлении. Это означает, что в вертикальном положении не должно быть мышечных усилий, исходящих из сознательного управления, вне зависимости от того, осознаваемое и преднамеренное ли это усилие, или же оно скрыто от сознания привычкой.


Новая редакция перевода предоставлена сообществом «ВКонтакте» «Метод Фельденкрайза и Соматика Ханны».

Комментарии 3

*
*
*

25.03.2014 Nick

К сожалению в этом переводе (отрывка из книги Осознавание через движение) очень много ошибок и пропусков из оригинала, начиная с заголовка - вместо "поза" должна быть "осанка" (в оригинале - posture) и т. д.

25.03.2014 Администрация

Ну да, текст старый. Его просто перенесли со старого сайта. Nick, спасибо за замечание, заменим на новый перевод.

28.03.2014 Администрация

Перевод заменён на новую редакцию.