13.07.2021


Дары эго-функции Связь

Личный опыт проживания эго-функции Связь, полученный в исследовательской группе психологов.

«Связь это способность чувствовать, каким образом мы связаны с окружающим миром, как мы переживаем эту связь и как мы ее можем регулировать на всех уровнях нашего бытия: духовном, энергетическом, эмоциональном, ментальном, телесном».

Бодинамический анализ. Эго-функция Связь

Данная статья — попытка собрать воедино мой личный опыт проживания эго-функции Связь, который я получила находясь в исследовательской группе психологов под руководством Н. Королевой. Исследование длилось около 6 месяцев и проходило в рамках проекта «Анатомия движения». В качестве предмета исследования были взяты две подфункции эго-функции Связь: поддержка и сердечный контакт. Активация мышц и соединительнотканных структур, выделенных Л. Марчер для данных подфункций, проводилась с помощью комплексов маленьких движений, разработанных М. Фельденкрайзом и адаптированных Н. Королевой под задачи нашего исследования.

Моей особенностью исследования Связи, а также первым ее даром, стала повышенная восприимчивость к словам и инсайтам коллег, способность присваивать ценные мысли, выражения, состояния, а также, напитываясь ими, идти дальше к собственным выводам и открытиям. Такая возможность появилась благодаря особой атмосфере в группе, основанной на открытости и доверии, поэтому многое из написанного можно считать результатом совместной работы всей исследовательской группы.

Контакт vs Связь

«Если ты не идешь в точку наибольшей боли, ты не сможешь измениться», — говорит Лизбет Марчер. Мое решение пойти в эту точку было продиктовано желанием радикальных перемен в выбранной теме. Также хотелось больше ясности в некоторых вопросах:

• Как это — быть на связи с миром и чувствовать себя в безопасности?

• Является ли связью то, что я чувствую в контакте с другими людьми, и почему в некоторых из них я так сильно истощаюсь?

• Откуда берется потребность в непрерывном установлении таких контактов-связей со всеми вокруг? И, если это просто контакт, почему бывает так больно, будто это была настоящая связь?

• Как я теряю достоинство в таких связях и что может помочь мне не допускать подобных ситуаций?

• Какие связи мне нужны на самом деле?

Запрос на исследование был прост, масштабен и состоял из двух частей: 1) как не быть на связи с миром и 2) как выйти на связь с собой, где я буду в контакте со своим достоинством.

Как в любом исследовании, поиск ответов начался со сбора данных о существующем положении дел. Для лучшего понимания ситуации и выявления зон ближайшего развития, пришлось направить фокус внимания в зону контакта со всеми и каждым, кто вступал со мной в коммуникацию в эти дни: близкие и очень близкие, просто знакомые и совсем случайные, в одиночку и группами. Такая сосредоточенность на контакте позволила мне сделать ряд интересных и важных наблюдений:

1. Я резонирую и откликаюсь на разные типы контактов абсолютно разным состоянием и поведением. В некоторых контактах ощущается спокойствие и уверенность, в других же — сразу теряется ощущение тела, появляется спешка, вина, злость. Это не зависит от ситуации, от пола или возраста человека, а также от степени знакомства с ним.

2. В некоторых неудовлетворительных контактах присутствует высокая степень реактивности, внутреннее несогласие с такой «откликаемостью» и полное бессилие сделать с этим что-либо. В таких ситуациях моя роль в контакте пассивна и зависит от противоположной стороны.

3. Главный критерий качества контакта — ощущения в теле. Необходимость ускориться не позволяет ясно присутствовать в теле и создает стресс. Потеря заземленности и собственных границ приводит к потере возможности действовать во благо себе, в данном случае: сохранять, прекращать или менять качество контакта.

4. Практически невозможно отследить, как я влияю на другого человека и какой тип контакта транслирую вовне.

5. Обычный контакт может переживаться (восприниматься) как связь и тогда вероятность «пораниться» возрастает в разы.

6. Путь к пониманию эго-функции Связь лежит через осознание своих способов устанавливать контакт, умения входить и выходить из него. Сначала контакт — потом связь.

7. Появились новые вопросы. Можно ли быть на связи без попыток установить контакт? Сохранять контакт и при этом не чувствовать связь?

В процессе наблюдения за ежедневными коммуникациями я обнаружила основные факторы, быстро приводящие к потере контакта с собой: давление времени, необходимость быстро вникнуть и принять решение, агрессивные интонации в голосе и поведении собеседника, «позиция сверху», спорная ситуация, первый контакт, авторитетность фигуры, присутствие наблюдателей, особые ожидания со стороны собеседника.

Также стали очевидными мои собственные деструктивные паттерны, такие как: брать ответственность на себя за все происходящее в контакте, забывать про право на выход из контакта, на установление комфортной дистанции взаимодействия, терять ощущения в теле. Не удивительно, что внутренняя концепция связи, где есть полная ответственность за взаимодействие с Другим без каких-либо внутренних прав на его регулирование, приводит к истощению и фрустрации. Внутри — ощущение беспомощности, снаружи — раздражение и злость.

Как писал М. Фельденкрайз: «невозможное становится возможным только тогда, когда вам это делать удобно и комфортно». Моя схема была найдена, оставалось совершить невозможное: присвоить новые знания, прожить их через тело с помощью маленьких движений, дать место новым переживаниям, научиться устанавливать и сохранять связь, более удобным и комфортным для себя способом.

Уровни связанности

Лизбет Марчер: «Я рассматриваю взаимную связь как естественное состояние нашего отношения ко всей жизни, к вселенной. Но в смысле „здесь и теперь“ взаимосвязь — это состояние, когда два человека могут быть самими собой и также быть вместе друг с другом и группой».

Чтобы понять, как устроен мой способ быть самой собой и вместе с другими, потребовалось вывести все возможные паттерны взаимодействия с миром и людьми из области автоматизмов в осознаваемую реальность. Маленькие движения, направленные на активизацию передних и задних зубчатых мышц, трапеции и широчайшей мышцы спины, сильно способствовали этому процессу. Стоит отметить, что подобная работа была сопряжена с чувствами высокой интенсивности. Поднимающийся материал относился к разным возрастным периодам, но в большей степени касался структуры Потребностей и структуры Автономии.

Итогом семи месяцев исследования, которое включало выполнение комплексов М. Фельденкрайза и постоянное наблюдение за собственными меняющимися чувствами и поведением во взаимодействии с людьми, стала новая репрезентация, в которой эго-функция Связь теперь выглядит следующим образом:

1. Связь на уровне диады «мать-дитя». Особый вид связи, запечатленный в каждом человеке с момента его рождения. Опыт переживания такой связи сохраняется на уровне соединительнотканных структур (связок, фасций, сухожилий) и некоторых глубоких мышц в теле. В них сосредоточена энергия жизни и смерти, глубинное чувство безопасности, внутренний потенциал борьбы или готовность сдаться при первой возможности. Для этого вида связи в бодинамике есть отдельная подфункция эго-функции Связь, которая называется бондинг. Известно, что в раннем возрасте качество связи со значимым взрослым формирует тип привязанности, с которым человек потом вступает в большой мир. Каким для него будет мир — опасным или прекрасным, — в большинстве случаев определяется через эту первую и самую важную связь. Во взрослом возрасте в теле такая связь может проявляться через тенденцию раскрываться навстречу или сворачиваться внутрь.

2. Связь на уровне взрослого человека. Связь, в которой в максимальном объеме присутствуют Поддержка и Сердечный контакт — два важных понятия, выделенные в бодинамическом анализе в качестве подфункций эго-функции Связь. Для меня эта связь про уважение к пространству другого, выраженное во внимательном отношении к тому, что происходит между людьми на границе контакта. Это связь, в которой всегда присутствуют договоренности и достаточно ясные правила взаимодействия. Никакие слова про важность и ценность контакта не будут иметь большого значения, если эти слова не подкреплены действиями другого и его вниманием, направленным на установленные договоренности. Вовремя чувствовать рассогласование в этом месте и вносить ясность в ранее установленные правила — великое благо для заземления собственной реальности и лучший способ профилактики эмоционального выгорания в групповых процессах. Теперь нарушение правил или их игнорирование в пространстве коммуникации мной трактуется как потеря связи. И в этом месте Связь очень сильно переплетается с темами других эго-функций — Заземления и Границ. Присутствие качественной связи «взрослый — взрослый» в моей жизни дает ощущение собственной целостности, компетентности, а также удовольствия от совместной деятельности с другими людьми. Что особенно важно, в такой связи становится возможным совместное преодоления любых трудностей, конфликтов, решение сложных задач. В теле много свободной энергии для установления новых контактов и предъявления себя в мире, оно укоренено в реальности и защищено ощущением ясности собственных границ. Эта связь про чувство внутреннего достоинства и взаимный контакт, про свободу выбора, свободу чувствовать и действовать, ощущая баланс в теле и жизни.

3. Связь между людьми на духовном уровне. Она не имеет правил и границ. Такая связь может ощущаться в самых простых и обыденных вещах в контакте с другим человеком. В ощущении такой связи границы перестают иметь значение. Они как бы растворяются и ты ощущаешь выход за пределы обыденности, появляется способность обнять весь мир. Переживание такой связи дает много внутреннего принятия, радости. Тело испытывает особое состояния благополучия и удовольствия без видимых причин. Есть тенденция к расширению в области груди и удлинению конечностей, словно ты можешь дотянуться до многих вещей, которые раньше были недоступны, обнять на расстоянии, чувствовать телом красоту человеческих связей в этом мире.

4. Связь с миром и с Богом. Трансцендентное переживание связности со всей жизнью, ощущение себя как части целого. Она про единство всего живого на земле, узнавание и принятие себя в мире и мира в себе. Переживается как продолжение связи с людьми на духовном уровне.

5. Связь с собой. Опыт одновременного переживания разных видов связи, обращенных внутрь, в едином непрерывном потоке. Переживание целостности прошлого опыта и присутствия в моменте «здесь и сейчас», любовь и сострадание к себе и разным аспектам своей жизни, признание и принятие своей уникальной индивидуальной человеческой природы.

Ценность появления подобной внутренней модели, описывающей эго-функцию Связь, состоит в том, что она является результатом феноменологического анализа проживания индивидуального телесного опыта в контексте выбранной темы. Для меня такое понимание уровней связанности с собой и окружающими людьми делает пространство коммуникаций достаточно безопасным для создания новых связей, возможности оставаться в одиночестве, а также самостоятельно регулировать дистанцию для каждой выбранной коммуникации. Порой ожидания от других людей могут не соответствовать тому уровню связанности, на котором выстраивается реальное взаимодействие. Например, находясь в пространстве «взрослый — взрослый», где есть определенные договоренности и обязательства, нет смысла ожидать материнской любви и безоценочного принятия. А наличие чувства единения и духовной связи с близким другом ничем не помогут, если в настоящий момент у человека есть запрос на реальную физическую поддержку или финансовую помощь с его стороны. Различение этих уровней и формулирование запроса, исходя из сложившихся связей и обстоятельств, с учетом собственных текущих потребностей, помогает каждому участнику коммуникации сохранить достоинство и взаимную связь. Как говорила Л. Марчер на обучающем курсе по Бодинамике: «нельзя решать земные проблемы с помощью духовных практик». Как же теперь это стало очевидно!

Заземление, Границы, Связь

Не думаю, что тот опыт, который я получила в теме Связь стал бы возможным без предыдущих трех лет исследования других эго-функций. Год за годом мы восстанавливали тонус мышц и вновь включали их в двигательные цепи, относящиеся к темам заземления, границ, центрирования. Такая последовательность дала возможность подойти к теме связи в достаточном телесном ресурсе и позволить материалу проявиться: увидеть свой глубинный конфликт и предъявить его миру.

В нашем исследовании для меня особо ярко звучала тема Границ личного пространства. В бодинамической литературе границы личного пространства, которые также называются энергетическими границами, — это «способность чувствовать свое личное пространство как отдельное от пространства других. Такая способность дает возможность ребенку перейти от контакта-слияния к контакту с ясным ощущением границ»*. В своем опыте я обнаружила, что описанная в Бодинамике Граница личного пространства совместно с подфункцией Создание пространства для себя описывает то самое пространство, где есть место для размещения своей идентичности, прояснения базовых жизненных ценностей, обретения силы. На мой взгляд, именно в этом хорошо организованном пространстве, становится возможным здоровый баланс между внутренним достоинством и взаимной связью. Присваивая себе право иметь такое пространство, ребенок становится видимым. Имея такое пространство, быть видимым совсем не страшно, а очень даже интересно и увлекательно.

В какой-то момент, ближе к концу нашего путешествия в Связь, я ощутила, что могу себе позволить стать видимой, что могу выйти из слияния (со своими внутренними значимыми объектами), ощутить себя отдельно стоящей единицей и не бояться этого факта отделенности. Пережив свою отделенность, я начала проживать связанность.

Что касается Заземления, то тут наиболее ярко проявилась подфункция Тестирования реальности — а именно, «способность устанавливать связь с реальностью и отличать действительную реальность от фантазийной». Эта подфункция стала для меня опорной в понимании субъективности собственной реальности и способности сопоставлять и прояснять ее с чужими реальностями. И здесь, пришлось столкнуться не только с опытом заземления контакта (смотреть в глаза и видеть человека, присутствовать в моменте, чувствовать свое тело, наблюдать приходящие эмоции), но и с заземлением общей понятийной базы, прояснением договоренностей, пониманием ситуации каждым членом группы, способностью решения конфликтов мирным путем.

В ходе работы группы стало очевидным, что львиная доля в успешном построении надежных удовлетворительных связей приходится на прояснение реальностей друг друга и возможности построения консенсусной реальности. Использование эго-функций Заземления и Границы в работе с темой Связи позволило не брать на себя ответственность за общие групповые процессы, прояснять и сохранять ответственность за свою часть и возвращать ту часть ответственности, которая есть у другой стороны. Как выяснилось в процессе, такое «заземление и прояснение границ» становится отличной профилактикой чувства вины и эмоционального выгорания у тех, кто занимает активную позицию в проекте и иногда может выглядеть агрессивным в попытках регулировать групповые процессы через систему договоренностей и правил.

Активная позиция

Активная позиция — еще один мощный ресурс, который я извлекла из инсайтов коллег и прожила лично, находясь в роли модератора. Новая роль в группе вынудила меня стать чуть более активной и включенной в общий процесс. С новой точки обзора я увидела себя прежнюю в ином свете: пассивное участие в групповых процессах, отстраненность от формулирования общих правил и договоренностей, выпадение из некоторых этапов исследования. У меня не возникало желания изменить что-то, что не устраивало. И не было даже мысли вынести на обсуждение в группу те вещи, которые ощущались как дискомфортные. Такая выученная беспомощность как способ взаимодействия с реальностью — очень устойчивый паттерн передачи ответственности за свою жизнь и свои результаты кому-то третьему, «более взрослому или наделенному властью». Благо, что такие всегда найдутся. Паттерн настолько устойчивый и ранний, что становится практически незаметным на фоне взрослых серьезных задач, которые мы ставим перед собой как психологи-исследователи.  

Вынужденный выход в активную позицию принес радость управления своей жизнью и немного новой реальностью. Оказывается, правила могут меняться, если ты озвучиваешь свой интерес и твое предложение принимается большинством в группе. Ты можешь быть не согласен с чем-то и говорить об этом, сохраняя свое достоинство и не теряя связи с участниками. Ты можешь делать свою жизнь лучше, пусть даже в маленьких шагах и нюансах. Чтобы получить поддержку, надо знать, что́ именно ты хочешь, как и кто может тебе это дать. Если не знаешь, то искать и перебирать варианты. И это тоже очень активная позиция, которая приносит совершенно других результаты и новые ощущения от процесса.

Конфликт и Связь

«Я могу быть собой, и ты можешь быть собой, и мы можем быть вместе» (Л. Марчер).

Моя связь с группой за время исследования пережила множество трансформаций. Были острые моменты, в которых приходилось выбирать себя и проживать отделенность от группы во благо своей внутренней стабильности. Были и радостные моменты, когда внутри появлялись ранее неизвестные ощущения глубокого единения с группой, чувство сопричастности и сердечного тепла к каждому участнику.

Конфликт развивался постепенно, пришелся на сложный период изоляции во время первой волны пандемии COVID-19 и, как обычно, касался отчетов. Не буду вдаваться в детали, хочу лишь отметить один момент. Из роли модератора (и/или из моей структуры характера) мне было непонятно, почему установленные правила так массово игнорируются. Предвидя возможные точки конфликта, мы разработали и составили подробный письменный договор, который обсуждался в группе целую встречу. Почему, после такого опыта (с чтением договора и голосованием за его отдельные пункты), спустя несколько месяцев группа вынуждена была прояснять и уточнять все заново, как с чистого листа? За что мы тогда голосовали? Неужели все дело в той самой активной (или не очень) позиции, которую мы занимаем автоматически, располагаясь в пространстве группы? Вопрос остается открытым для обсуждения и осмысления.

Но, как говорила одна из участниц проекта, если давление снаружи усиливается, то внутренний конфликт начинает проявляться и становится внешним. В своем личном опыте проживания группового конфликта, где выбор был между достоинством и связью, я присвоила себе право регулировать ширину канала своей включенности в группу, т. е. связи с ней. Механизм достаточно прост: если я не могу прервать связь, я могу уменьшить доступ к себе, сократив канал до минимума. Как только я понимаю, что в группе, которая для меня важна, происходит что-то, что вызывает у меня внутренний протест, но прямо сейчас я никак не могу повлиять на ситуацию, то я не совершаю революций и не страдаю от насильственности связи. А просто сужаю канал связи до минимума и жду момента, когда буду готова к дальнейшим действиям, или когда ситуация начнет меняться самостоятельно. В ходе обнаружения такой способности регулировать интенсивность связи, родился образ-метафора, напоминающий по своей структуре пуповину, которая соединяет мою внутреннюю репрезентацию группы (связанные с ней ценности, чувства и мысли) и реальную группу с ее динамиками и постоянным потоком входящей информации. И это не бегство из контакта, а мой личный выбор, который регулируется на символическом уровне и помогает сохранять психологическую стабильность в реальной жизни. Основное послание в такой момент: «Я признаю, что у вас сейчас так, а у меня иначе. Это нормально, но пока я не с вами, потому что лично мне это не подходит». Новый опыт прошел проверку еще на одной группе, механизм работает.

На связи с собой

Сейчас я активно учусь не брать на себя ответственность за чужие чувства и переживания, а точнее за ту часть взаимодействия, которая в контакте с другим человеком принадлежит только ему. И для меня это — центральная формула сохранения баланса между собственным достоинством и контактом с другим: «Да, я слышу, что ты недоволен, но это твои чувства. Ты можешь сделать с ними что-то или уйти из контакта, но я не в ответе за то, что чувствуешь ты. Я в ответе за то, что чувствую я». Новая формула взаимодействия дает возможность не брать то, что мне не подходит и не соглашаться на то, что противоречит моим желаниям. Удивительно, как это взаимосвязано, но, если в этом месте внутри меня есть очень ясная граница, то любой отказ с моей стороны проходит спокойно и не воспринимается катастрофой. И тогда мы вместе начинаем учиться быть в контакте, сохраняя все лучшее в нас.

Для меня стать видимой означает одновременно быть открытой и уязвимой. В свою очередь, бо́льшая открытость миру и людям становится доступной, когда есть устойчивая связь с собой. Тогда не так страшно быть открытым и показать свою уязвимость, сохранять достоинство, предъявляя свои слабые стороны. Такая видимость позволяет создавать больше связей, и они становятся целительными.


* Мерете Брантбьерг «Эго функция Границы», июль 2004 © Bodynamic International, перевод В. Березкиной-Орловой.


Другие материалы по этой теме: